Жизнь удается только тогда,

когда не увиливаешь от трудностей,

а делаешь вместе с делом самого себя.

                             

                              Г.Т. Береговой

        

        

         К 60 -летию Победы в нашей школе открылась новая экспозиция о Великой Отечественной войне. На одном из стендов «Здесь тыл был фронтом» я увидела фотографию своей прабабушки и воспоминания о том тяжелом испытании, которое выпало на ее долю. Война, как мельничные жернова, перемалывала людей и оставляла глубокие кровоточащие шрамы на судьбах всего поколения 40-х годов.

         Часто я слышала на уроках истории слова о том, что судьба Родины – это судьбы разных людей, но  не придавала этому значения. А тут вдруг почувствовала причастность нашей семьи к истории нашего края, нашей страны. Мне захотелось подробнее узнать о таком близком, дорогом мне и вместе с тем неизвестном человеке – моей прабабушке. Сколько себя помню, я  часто находилась рядом с ней, но мысль о том, какова была ее жизнь, о чем мечтала или мечтает бабуля сейчас, редко приходила мне в голову. Я решила воссоздать более полную картину судьбы своей прабабушки, родившейся в  голодный 1921 год, пережившей войну, участвующей в восстановлении хозяйства разоренной России.

         Конечно, судьба этой женщины будет похожа на тысячи других человеческих судеб старшего поколения, ведь война не давала людям возможности и просто-напросто времени для проявления всех своих качеств. Были только каждодневная, будничная работа, готовность жертвовать и терпеть. Люди становились чем-то похожи друг на друга, но это не было однообразием и безликостью, а было величием. В этом я убедилась, беседуя с самой прабабушкой, ее детьми, учениками, теми, кто знаком с ней.

         Я смотрела старенький альбомчик с такими же старенькими фотографиями. И, что удивительно,  заметила одну особенность – люди на снимках отличаются от живущих в наше время. Как ни всматривайся, не найдешь в их лицах того тревожного ожидания, которое часто можно увидеть у нынешнего молодого поколения. А что, если и судьбы тех людей иные, не такие, как у нас с вами? Почему время стирает грани между поколениями, отдельными жизнями? Почему мы так мало знаем о них, наших предках? Живя своими чувствами и переживаниями, не замечаем, что судьбы близких нам людей, тех, с кем приходится общаться ежедневно, не менее интересны, чем собственные. Я постаралась исправить это; все, что стало мне известно, попыталась изложить в данном реферате.

         10 февраля 1921 года в поселке Скрипали Большечерниговского района Самарской области в крестьянской семье у Домны и Марка Глуховых родился одиннадцатый ребенок. Девочку назвали Аня.

         Домну Терентьевну Немаляеву, мою прапрабабушку, 1879 года рождения, в возрасте 3 лет отдали на воспитание в монастырь, находящийся в селе Костино Андреевского (Курманаевского) района, где проживали родители Терентий и Матрена. Домна оказалась очень способным ребенком, и ее стали обучать грамоте. В конце XIX – начале XX века грамотных людей в деревне еще не было, моя прапрабабушка оказалась первой, что стало благом для нее, а позднее и  для ее детей.

         Самарская область по грамотности населения была одной из отсталых в России. «По данным статистики к концу XIX века 79 % населения в России было неграмотным»[1]. В сельской местности «90 % населения не умели ни читать, ни писать. Особенно плохо обстояло с грамотностью среди женщин. Наш местный краевед  Искрин Николай Васильевич в своем «Очерке истории села Августовка» пишет: «В волости в том (1889) году проживало          4 886 душ женского пола, среди них грамотными числилось всего лишь              57 человек (в Августовке – 6, Большой Черниговке – 10, Малой             

Черниговке – 2, Украйне – 6, Выселке Гусиха – 4, Пестравском Выселке - 15). Это составляло 1,5 % от общего числа крестьян женского пола»[2].

        

         Домна училась прилежно и окончила церковно-приходскую школу с отличием. Монахини просили отдать девочку на обучение в духовную семинарию, но отец не дал согласия, сказав: «Надо ткать да прясть, помогать семье». Став старше, Домна стала наниматься в работницы к зажиточным крестьянам. Одной из таких семей были Глуховы. Хозяину очень нравилось, как работает девушка, и он женил на ней одного из своих сыновей. Домне исполнилось тогда всего шестнадцать лет, а Марку – восемнадцать. Кроме молодых, в семье еще жили 3 сына, 3 снохи и их дети.

         Семья была  зажиточная, но давалось все это «богатство» потом и кровью. Трудились все, от мала до велика, с раннего утра и до позднего вечера, себя не жалея. Главной ценностью в хозяйстве был скот, к нему относились с особой бережливостью.

Скот и земледельческие орудия обуславливали урожайность угодий, они же были важнейшим признаком различных социальных групп в деревне. «По данным подворного обследования 80-х годов, структура поголовья рабочего скота в губернии выглядела следующим образом: лошадей – 82,4, волов – 17,0, верблюдов – 0,6 %»[3].

В большой семье Глуховых было 3 коровы, 5 лошадей и около 30 голов овец. Все сельскохозяйственные работы выполняли вручную: и сеяли, и убирали, и молотили. Только пахали на лошадях. Орудия труда были самодельные, в основном  деревянные.

         У Марка и Домны четыре года не было детей, и лишь в 1900 году появился на свет первый ребенок. К сожалению, радость молодых родителей сменилась горечью – мальчик умер. Та же участь постигла и других пятерых детей, появившихся в последующие годы. Домна и Марк были в отчаянии, но истинная вера в Бога, как могущественная поддержка, вселяла в их души большую надежду. Впоследствии живыми остались пятеро, среди них оказалась и Анна, моя прабабушка.       Вся дальнейшая жизнь показала, как мудра, дальновидна была природа, уклад деревенской жизни: никакие войны, катаклизмы не смогли разрушить крестьянские семьи. Сама многочисленность рода противостояла катастрофам. Природа спасала себя с помощью избытка, щедрости… 

         С началом гражданской войны отец Ани служил в Чапаевской дивизии в поселке Красновский Уральской области. Домне приходилось одной воспитывать детей. Положение семьи стало еще тяжелее, когда в 1921 году Марк возвратился домой контуженным, а в 1922 умер. Младшей дочери Анне исполнился тогда всего один год.

Первая мировая и гражданская войны унесли жизни многих мужчин. Вся тяжесть ведения хозяйства легла на плечи стариков, женщин, детей. Сокращение рабочей силы вело к сокращению посевных площадей. Корреспонденты с Земств сообщали в Самару: « Рабочая сила в деревне уменьшается, работников мало, только старые да малые, землю обрабатывать некому – осталось много не засеяно»[4].

         Счастье, что Глуховы вообще выжили в это голодное время. Неурожай 1921 года подкосил и без того разоренные села. «В деревне забивали скот. Большое количество скота погибло от бескормицы и болезней. За год число рабочих лошадей уменьшилось вдвое, а молодняка - втрое»[5].

         Ни сеять, ни есть было нечего. «В пищу шло все: колосья, солома, лебеда, колючка, желуди, корни, опилки. Все это перемалывалось или толклось в ступе и вместе с водой и добавленной «для связи» щепоткой ржаной муки вымешивалось в тесто, из которого пекли «бедовую еду» - то черные, как земля, то зеленые, как трава, горькие лепешки. Осень принесла массовые желудочные заболевания, случаи голодной смерти. За четыре месяца в губернии от голода и болезней умерло 14 700 человек»[6].

         В таких условиях Домне Терентьевне Глуховой пришлось одной поднимать детей.

 

 

         Образование, полученное в церковно-приходской школе, помогло деревенской женщине научить своих детей читать, считать, писать. Когда в Скрипалях появилась первая школа, Ане было десять лет. Хорошие  знания, данные матерью, позволили девочке выделиться среди других ребят, и из первого класса она была переведена в третий.

         Не все дети стремились продолжать свою учебу, а Анна отличалась огромным желанием заниматься далее, поэтому после окончания четвертого класса в Скрипалях девочка поступила в Краснооктябрьскую семилетнюю школу, находящуюся в двадцати километрах от поселка. Домне было жаль расставаться с дочерью, отдавать Анечку в чужую семью, но она решила прислушаться к мнению ребенка. Каждую неделю  провожала Аню в школу, проходя с ней часть пути, и потом долго смотрела вслед уходящей дочери. Девочка очень скучала, так как домой приходила только на выходные. Побыв с родными лишь день, возвращалась назад. Все, что могла ей дать мать на недельное пропитание – всего лишь булка хлеба и шесть картофелин.

         В Красном Октябре Анюта жила на квартире в бедной семье, где, кроме взрослых, было еще трое детей. Пока Аня находилась в школе, голод вынуждал их воровать хлеб из холщового мешочка девочки, которого и так было очень мало. Возвращаясь домой, она шла в свой уголок, отведенный ей хозяевами, и с горечью обнаруживала пропажу, но ничего никому не говорила.

         В пятом классе с Анечкой начинали учиться девять ребят из поселка Скрипали, а через два года Анюта осталась одна. Постигала науки она с большим интересом, увлекалась литературой, географией, историей. Никакие трудности не смогли помешать стремлению Ани учиться. Даже местный фельдшер, видя, что девочка добросовестная и старательная, предложил ей работу в медицинском пункте. Аня, не раздумывая, согласилась. Платил фельдшер самым дорогим для того времени – хлебом, которого всегда не доставало.

         Постепенно жизнь в стране стабилизировалась. В области активно шла работа по ликвидации неграмотности среди населения. «С 1930 года

повсеместно вводилось обязательное начальное (четырехлетнее) обучение детей, а в рабочих центрах – семилетнее. Среди людей в возрасте 9-49 лет грамотных было 43 %»[7].

Повсюду строились и открывались новые школы. «К 1940 году в области имелось 2 598 школ. Число учащихся возросло с 458 700 человек 1937 до 515 367 в 1940. В школах работало 17 799 учителей»[8].

         В число молодых учителей попала и Анна Марковна Глухова. После окончания седьмого класса началась ее профессиональная деятельность. Молодая девушка была назначена учителем начальных классов в поселок Верхние Росташи. Четыре месяца Анна проработала в Верхних Росташах, потом ее перевели в поселок Сахарный на ту же должность, в 1940 году – в Нижние Росташи. Одновременно она поступила на заочное отделение Куйбышевского педагогического училища. Совмещать работу и учебу нелегко. Выручало то, что теоретические знания и практика дополняли друг друга.

         В селе к молодой учительнице с интересом присматривались и взрослые, и дети. Девушка часто посещала местный клуб, где и познакомилась с Демичевым Иваном, который работал счетоводом в колхозе имени Ворошилова. А какие были в то время танцы! Как завораживающе кружились под ритм музыки в вихре вальса пары, звонко пели струны балалайки в руках Ивана, и мелодично звучала, вторя им, гитара Анны! Эти  русские народные инструменты завораживали душу, брали за «живое», пробуждали все самое доброе, что есть в сердце человека…

         Юноша сразу выделил Анюту среди других девчат, и ей приглянулся веселый симпатичный парень. С нетерпением ждала Анна наступления вечера и, волнуясь, бежала на свидание к возлюбленному. Каким счастьем казались эти встречи, и как замирало сердце от первого поцелуя. Незаметно пролетело время, и настали те долгожданные минуты, которые хранит в своей душе каждая девушка, -   Ваня   предложил    любимой   руку  и сердце.

1 января 1941 года сыграли веселую свадьбу. Родители Ивана выделили молодоженам комнату в своем доме. Довольствуясь малым,  те радовались тому, что были вместе, с любовью обустраивая новое жилье. К сожалению, их счастье было недолгим.

         В апреле 1941 года проводили Ивана в армию, а в июне началась Великая Отечественная война…

         …Надеялись, строили планы на будущее. Никто и представить себе не мог, каким тяжелым и жестоким испытанием будет надвигающаяся беда, в самом страшном сне не могло привидеться, что война будет продолжаться долгих, казавшихся бесконечными, четыре года. Горе  пришло в каждый дом, во все семьи. Не обошло оно и только создавшуюся семью Анны.

         Многое в то время выстрадала женщина, видя, как другим приходят долгожданные письма с фронтов, а от ее Вани нет ни весточки. Переживать  же было некогда: днем проводила занятия в школе, а ночью трудилась в колхозе на току, работала охранщицей, сакманщицей. Домой Анна приходила уставшая, но, не взирая на это, помогала родным по хозяйству.

         Война научила всему: собирать колоски, стряпать из горстки муки, есть оладьи из колючего овса, перекапывать поля с мерзлой картошкой, пахать на коровах, вместе со всеми работать, работать скопом, надрываясь, поддерживая друг друга… В те страшные годы никто не забывал о находящихся на фронте близких людях, которые защищали Родину, жертвуя своей жизнью.

         Учительница и ее воспитанники, как и сотни других в стране, собирали и отсылали солдатам посылки с теплыми вещами, кисетами, сухарями, махоркой. Сколько было в людях в то суровое время душевной щедрости и доброты! Не очерствели сердцем, не огрубели в чувствах. Полураздетые, голодные, они отдавали последнее фронту, покупали на личные сбережения самолеты и танки. Н.И. Крашенинников, руководитель рабочей группы районной Книги Памяти, в своей статье «Не угаснет в памяти людской» пишет: «Уже к началу января  1942 года на строительство эскадрильи самолетов «Валериан Куйбышев» внесено жителями района 138 тысяч рублей»[9].

         Наравне с взрослыми трудились и дети. В одном из альбомов в школьном музее я нашла «Боевой листок», в котором сообщалось: «Учащиеся средней школы оказывают большую помощь колхозу «Степной маяк» в уборке урожая. В связи с тем, что не хватает рабочих рук, колхоз затянул уборку проса. На помощь пришли учащиеся. Они ежедневно убирали ручным способом около 5 га проса. Кроме того, учащиеся активно участвуют в сборе колосьев, этим самым помогают колхозу собирать урожай до единого зернышка и полностью рассчитаться с государством по хлебозаготовкам». Из сообщений газеты «Большевик»: «Только в 1942 году трудящимися района собрано и отправлено фронту

Валенок – 432 пары

Носков и перчаток – 1 142 пары

Полушубков – 29 штук

Ватных брюк – 44 штуки

Фуфаек – 67 штук

Овчин – 317 штук

Шерсти – 2 713 кг

Яиц – 3 000 штук».

         Очень часто именно учителя являлись инициаторами своеобразных акций помощи. Газета «Волжская коммуна» от 3 января 1945 года сообщила: «Коллектив учителей Большечерниговской средней школы решил усилить помощь детям фронтовиков. С этой целью он вносит трехдневный заработок в сумме 1 600 рублей в фонд помощи детям фронтовиков. Инициатива коллектива учителей Большечерниговской средней школы нашла горячий отклик среди рабочих и служащих района. Рабочие и служащие Большечерниговской МТС внесли в фонд помощи детям фронтовиков две тысячи рублей, рабочие и служащие сельпо – 547 рублей, коллектив работников конторы «Заготскот» - 430 рублей»[10].

За все страдания, терпение, доброту Бог не оставил Анну, и в 1942 году, после долгого молчания, пришел в отпуск Иван. Хотя муж был тяжело ранен, она радовалась встрече. Ее любовь, моральная поддержка, забота помогли ему окрепнуть, залечить ноющую от жестокости войны душу. Отдохнув дома несколько месяцев, Иван опять отправился на фронт.

После отъезда мужа Ане стало работать еще труднее, потому что она ждала ребенка. Помощь родной матери в это время была для женщины просто необходима, поэтому Анна переехала в Скрипали. В поселке она продолжала работать в школе и колхозе. В марте 1943 года родилась дочь Алла.

Даже имея грудное дитя, Анна все так же дежурила в колхозе и ночью, после основной работы в школе днем.

Жизнь в поселке была небезопасной: немецкие войска подступали к Волге, и в степях появилось много «чужих».

Однажды пришло известие о побеге из тюрьмы трех преступников, которые скрывались в окрестностях Скрипалей. Для их поимки был создан штаб военных, помогать которым обязали всех сельчан. Жители, «вооруженные» палками и вилами,  охраняли въезды в поселок и в случае опасности оповещали штабных. Как-то Анне и ее подруге выпала очередь «идти на караул». Они вышли за околицу поселка, было темно, и женщинам показалось, что на дороге стоит какой-то человек. Анюта осталась наблюдать за объектом, а Настя побежала докладывать о случившемся военным. Они решили проверить, что это за человек, подступая к нему с четырех сторон. Каково же было удивление офицеров, когда вместо ожидаемых преступников на дороге оказалась всего лишь старая круглая бочка, брошенная днем возницей. Настоящих же преступников поймали только через месяц.

Жизнь бабушки всегда была наполнена запоминающимися событиями. Немного спустя после поимки преступников произошел еще один, не менее интересный, случай.        

Как-то Анна с дочерью Аллой и племянницей Леной отправились в соседнее село навестить родственников. Идти нужно было семь километров.          В пути им встретилась женщина, которая расспрашивала о местонахождении нескольких колхозов. Увидев в руках незнакомки блокнот и догадавшись, что она не местная, прабабушка почувствовала неладное и отказалась говорить о чем-либо. Впоследствии оказалось, что днем раньше в селе Украинка высадился вражеский десант, а таинственной незнакомкой, которую встретила Анна, был переодетый мужчина – разведчик, получивший задание нанести на карту наиболее важные населенные пункты.           

Шло время. В таком же самоотверженном труде пролетели еще два года. И вот наступил момент, которого ждали все: ужасная война близилась к концу. Но как заметно стало после спада оцепенения, как разрушены семьи, роды, как выщерблено целое поколение родившихся в 1920-1942 годах! Концы «оборванных нитей» отыскивались людьми не сразу, отчаявшиеся души блуждали поистине в потемках…

И еще будем долго огни принимать

За пожары мы,

Будет долго зловещим казаться

Нам скрип сапогов,

Про войну будут детские игры

С названьями старыми

И людей будем долго делить

На своих и врагов.

А когда отгрохочет, когда

Отгорит и отплачется,

И когда наши кони устанут

Под нами скакать,

И когда наши девушки сменят

Шинели на платьица, -

Не забыть бы тогда, не простить бы

И не потерять.    

Земля «почернела от горя», стала «как горелая каша», на ее живом теле, «как разрезы, траншеи легли, и воронки, как раны, зияют», но она «вынесет все», ее рано записывать в калеки. Оптимизм, помноженный на человечность, помогал выстоять, подняться выше боли и обиды.

Сердце Анны было наполнено счастьем и радостью за ее подруг, к которым возвращались мужья, но самой женщине пришлось ждать встречи с Иваном еще один долгий год. Муж, получив тяжелое осколочное ранение легкого, лежал в госпитале. 

Многое видел Иван, находясь на лечении: как острый нож входит в белое здоровое тело, как с ужасным раздирающим криком и проклятиями раненый вдруг приходит в чувство, как фельдшер бросает в угол отрезанную ногу, как на носилках лежит другой раненый и, глядя на операцию товарища, корчится и стонет не столько от физической боли, сколько от моральных страданий ожидания…После таких нечеловеческих испытаний  Ивану выпало счастье  вернуться домой живым.   

В феврале 1946 года он опять встретился с женой и дочкой, а чуть позже перевез их назад в Нижние Росташи. Вскоре в семье произошло радостное событие: 15 ноября 1947 года у счастливых родителей появился второй ребенок. Девочке дали имя Антонина. Ей не было и трех месяцев, когда Иван внезапно заболел – дал знать о себе осколок, находящийся в легком. То, чего боялись и опасались, все же произошло. 8 февраля 1948 года умер муж Анны. Опять недолгим оказалось ее семейное счастье. Она стала вдовой всего в двадцать семь лет. Нужно было работать, пусть даже из последних сил, кормить семью. Аня часто с грустью вспоминала о том времени, когда они с мужем жили в Скрипалях. Очень не хватало материнской помощи и поддержки. Собравшись с духом, она дождалась окончания учебного года и вместе с детьми поехала в поселок, который был для нее маленькой Родиной. 

В послевоенные годы такая же горькая доля постигла многих, не только Анну. Сколько жен, матерей выплакали все слезы, потеряв родных мужей, детей, братьев. «1626 наших земляков не вернулись домой с фронтов Великой Отечественной войны»[11].     

И в Скрипали возвратилось очень мало мужчин, большинство из них – инвалиды. Женщины взвалили на себя все тяготы жизни, но работали уже с другим настроением – кончилась война. Благодаря этому самоотверженному труду, невероятной силе духа, всеобщей поддержке жизнь в поселке с каждым годом улучшалась. Прабушка могла теперь заниматься любимым делом, проводить с детьми больше времени.

Наверное, именно работа, ученики помогли Анне перенести горе потери любимого. Они вселяли в ее душу какое-то новое чувство, заряжали огромной энергией. Анна Марковна хорошо знала всех детей в поселке, условия жизни каждой семьи. Обучая  малышей, учительница находила индивидуальный подход к любому. Она была строгим педагогом, но ребята ее любили. В работу бабушка вкладывала много сил, умений, не замечала трудностей – они становились лишь маленькой ступенькой к ученикам.      

Воспитанники Анны Марковны, переходя из начальной школы в среднее звено, отличались от других детей разносторонними знаниями. Даже преподавателей высших и средних учебных заведений, куда поступали бабушкины выпускники, поражал уровень их образованности, и не верилось, что они из глубинки.

За свою безупречную деятельность Анна Марковна неоднократно награждалась почетными грамотами РОНО, РК КПСС, райисполкома. Уважаемая всеми инспектор РОНО Волкова Клавдия Акимовна в 1971 году изучала и обобщала опыт работы бабушки в малокомплектной школе и сделала вывод: «Была бы моя воля, я бы таким людям при жизни ставила памятники».

Подтверждением того, что дать знания можно каждому ребенку путем систематических занятий с ним, является следующий пример. 

Прабабушка узнала о мальчике из поселка Восточный, которого хотели направить в специальную школу за непослушание и плохую учебу. Сколько чувств испытала Анна Марковна в тот момент! Она была твердо уверена, что никто не имеет права лишать ребенка семьи. Недолго думая, учительница забрала мальчика к себе в Скрипали, и он стал заниматься в ее классе.

Через год Витя вернулся в родной поселок совершенно другим человеком: аккуратным, вежливым, у которого в дневнике красовались недосягаемые когда-то «четверки».        

В настоящее время Виктор Матвеевич Глухов живет со своей семьей в г. Нефтегорске, работает водителем, а его дочь Татьяна стала учительницей начальных классов.

Только одна Анна Марковна знала, каких усилий стоили эти перемены, сколько долгих вечеров проведено с ним. Своим поступком учительница ясно дала понять, что нет плохих детей, есть лишь нежелание помочь им. А стоит  только протянуть ребенку руку, сию же минуту он сам захочет быть лучше, стать личностью, непохожей на других.        

Сострадание и любовь прабабушки к людям – то, чему она была верна всегда, поэтому жители Скрипалей оказывали ей большое доверие, неоднократно избирая Анну Марковну депутатом сельского совета. Ее мнением  дорожили многие. Она старалась помочь каждому: одному отдавала последнее одеяло, другого кормила и ни разу не отказала людям, ссылаясь на свое незнание, нездоровье ли или занятость.         

Еще тогда, в 1974 году, когда бабушка переезжала из Скрипалей в Большую Черниговку, односельчане долго махали ей вслед, смахивая слезинки, прощаясь с человеком, который соединен со всеми «невидимыми родственными нитями». С тех пор прошел уже не один год, а знакомые ей

люди, ученики и все, кому посчастливилось общаться с этой женщиной, помнят о ней как о добром жизнелюбивом человеке. Некоторые бабушкины выпускники до сих пор поддерживают с учительницей теплые отношения.

Зоя и Валя Макаровы много раз приглашали ее к себе в Августовку и были очень рады, когда она приезжала туда. Даже строгий председатель колхоза Попов Николай Петрович отпустил с работы ее бывших воспитанников на праздник встречи с первой учительнице.

Частым гостем бабули является ее выпускница Глушко Валентина Александровна (в девичестве  Коробкова), которая делится с ней и горем, и радостью. «Для меня, - говорит Валентина Александровна, - Анна Марковна стала второй матерью, лучшим другом и советчиком. Я уже сама давно мать и бабушка, но в трудную минуту знаю, что есть человек, к которому я могу обратиться в любое время за помощью. И дай Бог ей здоровья!»

Постоянно поздравляет с праздниками, узнает о состоянии здоровья бывшая заведующая детским садом поселка Краснооктябрьский Елина Валентина Ивановна.

На новом месте жительства Анна Марковна ушла на заслуженный отдых, но все так же продолжала жить для детей и внуков, помогать им. И не заметила, как стала прабабушкой.

Сейчас у нее две дочери, три внучки, одна правнучка. Конечно, скучать не приходится. Бабуля прядет шерсть, дарит всем красивые теплые вещи. Надевать  их очень приятно, потому что связаны они с любовью, добрыми и заботливыми руками. А еще прабабушка варит разнообразные блюда, всегда балует нас чем-нибудь вкусненьким, по хозяйству старается помочь. Словом, бабуля не может жить без работы. Сама жизнь научила её ценить и любить труд,  не бояться сложных дел, находя в нем радость и успокоение.

О былых годах бабушки напоминают медали: «За доблестный и самоотверженный труд в Великой Отечественной войне», «Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне», «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне», «Пятьдесят лет победы в Великой Отечественной войне», «Ветеран войны».

В памяти бабули живы воспоминания о её маленькой Родине. Не так давно нам удалось вместе побывать там. Да, природа в Скрипалях прекрасна! Куда ни взглянешь, бескрайнее море трав, цветов, зеленые участки леса в

долах. А какой повсюду царит аромат… Так и хочется «припасть, рыдая, к цветам и ноздрями землю втянуть»! Я видела, как радовалась поездке бабушка, как заблестели живым веселым огоньком ее глаза. Гуляя по родной земле, любуясь родным небом, дыша родным воздухом, она словно вновь стала молодой, возродилась душой. Может, и раньше природа помогала людям не роптать на судьбу, верить в завтрашний день.

         Проследив жизненный путь бабули, мне стало понятно, что и она, и все те, кто был рядом с ней, - настоящие патриоты своей Родины, готовые  в любую минуту встать на защиту России. Раньше, когда я думала о войне, мне представлялись бегущие и падающие солдаты, стонущая от ран земля. Теперь же слово «война» связано для меня с гражданским подвигом бабушки. А свое заботливое отношение к детям, любовь к профессии учителя Анна Марковна передала следующим поколениям.

Ее старшая дочь Алла Ивановна Нефедова, моя бабушка, более 40 лет проработала на ниве просвещения: учителем,  завучем,  инспектором РОНО,  директором школы.

Моя мама, Морозова Ольга Геннадьевна, вот уже 15 лет работает учителем технологии, русского языка и литературы в Большечерниговской школе № 2.

 Другая внучка, Нефедова Татьяна Геннадьевна, по специальности учитель музыки, сейчас работает в г. Самаре.

Еще одна внучка моей прабабушки поступила в этом году в Самарский Государственный Педагогический университет на экономический факультет.

Моя прабабушка и сегодня остается активной, принимает участие в общественной жизни.

В 2003 году по инициативе полномочного представителя президента Российской  Федерации Кириенко С. проходила « Ярмарка социальных и культурных проектов». В Самаре при реализации проекта «Контуры Семьи» принимала участие и моя бабушка. Задумки и масштабы мероприятия уникальны. Его осуществил Поволжский гуманитарный фонд. Руководитель – Гончарова Наталья, научный сотрудник Самарского художественного музея. Цель  проекта – показать семью в современном обществе, взаимосвязь поколений. Судьба прабабушки заинтересовала сотрудников Самарского художественного музея.

В результате совместной работы художников Степановой Анны и Кожанова Владимира  и нашей семьи появилась современная композиция – инсталляция в виде  иконостаса. Она была представлена вместе с другими работами художников на международной выставке, состоявшейся 22 декабря 2003 года в Самарском художественном музее.

         Мы с бабушкой посетили выставку, где перед ее началом на конференции представили участников проекта. Мне было очень приятно видеть, что судьбой  моей прабабушки заинтересовались многие: брали у нее интервью, проводили видео и фотосъемку. Огромный заряд энергии получила она, общаясь с людьми из разных стран.

 Дела и поступки моих родных – наилучший пример для воспитания молодого поколения, которому сейчас всего десять – шестнадцать лет. Не знаю, получится ли у нынешней молодежи прожить жизнь так, как сделали это мои прабабушка, бабушка. Думаю, каждый должен сам отвечать за свои поступки. Я бы хотела быть похожей на них, гордиться ими, любить и уважать. Понимаю, что на мне лежит огромная ответственность, но постараюсь нести  ее с достоинством.

От того, какой выберем путь мы, четырнадцатилетние, зависит будущее России.        

 

                                    …Она для нас всего дороже,

Нельзя Россию не любить.

Ради любви к ней каждый должен

Однажды подвиг совершить.

Пусть каждый делает, что может,

Россию – матушку любя,

Но непременно душу вложит

Для счастья всех и для себя.

 

 

 

 

 

 

Список литературы.

1. Здесь тыл был фронтом (1941-1945). Сборник документов и материалов. –      Самара, 2000.

2. Искрин Н.В. Краткий очерк истории села Августовка и Августовской волости. Часть 1. – Самара, 1995.

3.  История Куйбышевской области (1917-1980 гг.). – Саратов, 1981.   

4. История Самарского Поволжья в древнейших времен до наших дней. ХХ  век (1918-1998). – Москва, 2000.

5. Кабытов П.С. История у нас трагична. - Самара, 1995.

6. Книга Памяти. Т. 19. - Самара, 1995.

7. Куйбышевская область в годы Великой Отечественной войны       (1941-1945 гг.). Документы и материалы. - Самара, 1995.

8.  Моргун А.Г. От крепости Самара до города Куйбышева. – Куйбышев,      1986.

9.  Смыков Ю.И. Крестьяне Среднего Поволжья в период             капитализма. –     Москва, 1984г.

 

 

 

[1] Искрин Н.В. Краткий очерк истории села Августовка и Августовской волости. Часть 1. – Самара, 1995,     

  с. 115.

 

[2] Там же, с.116

 

 

[3] Смыков  Ю.И. Крестьяне Среднего Поволжья в период капитализма. – Москва, 1984, с. 148.

 

 

[4] Кабытов П.С. История у нас трагична. – Самара, 1995, с. 83.

 

[5] История Куйбышевской области (1917-1980 гг.). – Саратов, 1981, с. 54.

 

[6] Там же, с. 54.

 

 

[7] История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. ХХ век (1918-1998) – Москва, 2000,  

  с. 106.

 

[8] Моргун А.Г. От крепости Самара до города Куйбышева. – Куйбышев, 1986, с. 158.

 

 

 

 

 

[9] Книга Памяти. В 19 томах. Т. 19. – Самара, 1995, с. 104.

 

 

 

 

 

[10] Здесь тыл был фронтом (1941-1945). Сборник документов и материалов. – Самара, 2000, с. 235.

 

 

[11] Книга Памяти. С. 102.